Junigatsu
Мастер недописышей.
Название: Мировых масштабов недоразумение
Фандом: Алекс Кош, серия «Далёкая страна»
Пейринг: Зак/Вельхеор
Рейтинг: PG-15
Жанр: юмор, приключения (эхе-ей!)
Содержание: Зак по своему обыкновению влипает в неприятность, а разгребать за ним приходится совсем другому человеку. Или всё же не другому?
Предупреждение: Работа содержит спойлеры относительно четвёртой книги, поэтому читать только после ознакомления с «Огненным легионом»! Не делайте себе гадостей ;-)
От автора: Во всём виноваты исключительно любовь к персонажам и неуёмная фантазия. Я здесь не при чём.

Глава шестая


Путешествуя, будь готов оказаться по уши в неприятностях.
Присказка опытного путешественника


– Итак, – начал я, когда пауза несколько затянулась. – Куда конкретно мы идём?
– Ты – спать, – ответил Вельхеор и лёгким шагом направился на кухню. Я озадаченно вперился в его спину.
– Почему спать? Ты же в библиотеку собирался.
– Собирался. – Вампир чем-то прогрохотал, об пол проскрежетали ножки табуретки, и я рванул на шум – как бы он чего не сломал. Вельхеор возился у шкафчика возле плиты, открыв дверцу и шаря рукой внутри. – Но ключа у тебя нет, и где его искать неизвестно. К тому же сейчас ночь на дворе. Так что иди-ка ты спать, утром обсудим.
Я потоптался на пороге, признавая его правоту. Да, сейчас мы мало что можем сделать. Но пока во мне горела отчаянная храбрость всё бросить и доверить судьбу сумасбродному вампиру, пока это пламя не погасло, хотелось действовать и совершить сколько возможно много, чтобы потом не сожалеть. Не уверен, что найду смелости вновь решиться.
Вельхеор отошёл от шкафчика и закрутил головой, осматривая кухню. Я поинтересовался:
– Что ищешь?
– Чай.
– А, он в холодильнике.
Вампир обернулся и смерил меня выразительным взглядом. Я невольно начал оправдываться:
– У меня чай почему-то плесенью покрывается, если снаружи стоит, а в холодильнике нет.
Вельхеор издал смешок. Я понаблюдал, как он достал искомый чай, не удержавшись от язвительного комментария по поводу содержимого холодильника, умело расправился с кипятильником и зачем-то ещё снова полез в шкафчик. Решив, что вампир достаточно взрослый и опытный и не спалит ненароком кухню, я вернулся в спальню. На кровати в том же виде, в котором его и оставили, лежал капитанчик. Однако кровать в квартире была, разумеется, одна, а спать на полу я не горел желанием. По крайней мере, не после двойного избиения.
– Вельхеор! Тут этот… на кровати!
– Ща.
Капитанчик рывком сел, поднялся на ноги, деревянной походкой вышел в коридор, и оттуда донёсся шум упавшего тела. Снедаемый любопытством, я выглянул из комнаты. К трём бойцам присоединился ещё один. Офицер повозился, устраиваясь поудобнее в крохотном коридоре, почти полностью занятом грузными ОМОНовцами, сложил на груди руки, закрыл глаза и заснул.
Ох, и завидую же я способности Вельхеора!
Я кое-как выпутался из одежды, со стоном наслаждения залез в кровать, подтянул одеяло и, вспомнив кое о чём, на правах хозяина великодушно спросил:
– А ты-то спать будешь?
– Не-а. Спи.
Ну, не хочет, как хочет.
Стоило голове коснуться подушки, как по избитому телу разлилась усталость. Я осознал, сколько всего случило за один день и каким он был долгим. Кажется, несчастный случай с чайником произошёл не этим утром, а неделю назад. Если всего один день был таким наполненным, то на что же я подписался, согласившись отправиться с Вельхеором в совершенно незнакомое место? Неужели тот Зак всё своё время проводит столь насыщенно? Наверняка он совершает героические поступки направо и налево и вместе с верными друзьями разбирается в тайнах мироздания. Интересно, а Вельхеор с ним, с этим Заком, общается так же, как со мной? Они вообще друзья? Наверное, всё же друзья, раз вампир ради него (меня?) отправился в другой мир. А ещё Чез и Алиса. Нужно с ними познакомиться, уверен, они не будут против.
Мысли двигались всё медленнее и медленнее, и я провалился в сон. В какой-то момент вынырнул из него, не понимая причины, не открывая глаз и практически не соображая, промычал в подушку: «Лжсь», на несколько сантиметров сдвинулся к стене и снова крепко заснул. На утро я не помнил ни сновидений, даже если они были, ни своего пробуждения, но ощущение прижатого к спине твёрдого плеча тепло отдавалось в груди. Хотя, возможно, это было частью позабытого сна.

– Какой план действий? – спросил я, колдуя над сковородой с жарящимися яйцами, чудом найденным в недрах холодильника. Вельхеора от предложенного скудного обеда перекосило так, что я испугался за бедного вампира. Это что же, их не только от чеснока воротит?
– Ты доедаешь эту дрянь и мы думаем, где искать ключ.
Я оставил без внимания слова вампира про свой всё-таки шикарный обед (за неимением чего-либо другого) и наложил получившуюся массу в тарелку. Снова залез в холодильник и отрыл малюсенький кусочек варёной колбасы. О, замечательно!
Проснувшись ближе к полудню и застав Вельхеора увлечённо роющимся в компьютере и недрах интернета, я убедился, что случившееся не было сном или результатом разыгравшегося воображения. В комнате действительно сидит самый настоящий вампир, читает и вслух комментирует мировые новости, а я вроде как согласился вместе с ним свалить из этого мира. Похоже, придётся просто смириться с этим.
По пути в ванную я заметил пустой коридор и поинтересовался у вампира судьбой внезапно пропавших ОМОНовцев. Нет, видеть квартиру практически пустой, без незваных гостей, здорово, но всё же совесть немного поскреблась о рёбра. Как ответил Вельхеор, не отрываясь от компа, он отправил их домой. К кому, я рассудительно не стал уточнять.
Когда с завтраком-обедом было покончено и выпита обязательная кружка какао (от напитка Вельхеор не стал отказываться), мы приступили к мозговому штурму. Я проявил смекалку и предположил, что раз потерялся ключ, то и смотреть нужно в ключных магазинах. Сказано – сделано. Прошерстив интернет на наличие нужных магазинов и вообще всего, что так или иначе связано с замками и ключами, мы отправились в город.
Сначала основной целью были антикварные лавки – раз ключ от Великой Библиотеки необычной формы, самое ему место в руках коллекционеров всего устаревшего. Вельхеор заметил, что ключ может сам привлечь моё внимание, и в этом вопросе я доверился вампиру. Однако ни в антикварных, ни в обычных магазинах искомого обнаружить не удалось. В конце концов я затребовал перерыва – забить желудок едой и дать отдохнуть уставшим ногам. Вельхеор снисходительно согласился.
Кстати о нём. Вампир, стоило выйти из дома, закутался в плащ, а лицо спрятал в тени глубокого капюшона. Хотя солнце не стояло в зените, но, по словам моего клыкастого знакомого, даже слабый солнечный свет доставлял его роду неудобства: жжение, вздувшиеся волдыри и при самом печальном раскладе – мучительную и не очень красочную смерть. Я просто не мог не спросить про осиновый кол.
– Попробуй воткнуть его в грудь Высшего вампира, и превратишься в лоскутки раньше, чем произнесёшь «упс», – был ответ.
Вельхеор в тёмном плаще производил на прохожих ошеломляющее впечатление, как и на меня в первую встречу. Причём самого вампира бросаемые на него взгляды ничуть не смущали, и он продолжал любопытно вертеть головой по сторонам, иногда отпуская комментарии. И в какой-то момент глодавшие меня подозрения преобразовались в озарение:
– Погоди, ты что, был в этом мире раньше? Когда? Зачем?
– Да было дело, – на мой взгляд, уклончиво ответил Вельхеор. Подозрительно это. Неужели он натворил нечто такое, о чём даже упоминать опасно? – Но сколько всего интересного тогда произошло… – В темноте капюшона сверкнула вампирская ухмылка.
Уж не сомневаюсь в его умении устроить себе (да и, наверное, не только себе) неприятностей.
Помня наставления, я старался быть предельно настороженным и всё равно пропустил момент, когда едва не распрощался с жизнью.
Обойдя с полсотни магазинчиков, лавочек и более злачных мест и не найдя ключа, мы приняли решение возвращаться. Мысли устало и лениво ворочались в голове, ноги ныли от долгой ходьбы, а Вельхеор выглядел омерзительно бодро. Когда зажёгся зелёный свет светофора, я шагнул на «зебру», не глядя по сторонам, а мечтая лишь о кружке какао и кровати. Сбоку взрычало, взревело, взрыкнули шины; я повернулся и с ужасом увидел широкий перед массивного «Хаммера», несущегося на меня. Ноги вросли в землю, а до столкновения оставались мгновения. И за долю секунды до того, как иссиня-чёрный бампер врезался в меня, я взлетел в воздух, пролетел метра два и грохнулся задницей об асфальт. Копчик жалостливо взвыл острой болью. Визг резины заглушил все звуки, в лицо пыхнули выхлопные газы, и шум чудовищного монстра стал отдаляться – «Хаммер» торопливо скрывался с места неудавшегося наезда.
Звук двигателя машины ещё не стих, когда загомонили прохожие, ставшие очевидцами:
– Вот урод!
– Чуть человека не сбил! Пьяный, небось!
– Понакупают прав, м-мать…
– Молоденький ведь! Вон, лица на нём нет.
– А у тебя было бы, если б тебя чуть не переехали?
– Кто-нибудь номер запомнил?
Я бестолково крутил головой, не до конца веря в чудесное спасение. Хотя почему же чудесное? Вельхеор не выглядел сколько-нибудь взволнованным, словно не он вытащил человека из-под колёс несущегося на огромной скорости автомобиля, оттолкнул с огромной силой и сам едва разминулся с оскаленной решёткой «Хаммера». В очередной раз я поразился реакции вампира. И снова он меня спас.
– Спасибо, Вельхеор.
– Сочтёмся ещё. Давай, поднимайся, пока с тобой снова чего не случилось.
Надо ли упоминать, что остаток пути до дома я преодолел предельно осмотрительно?
Сон пришёл не сразу, и какое-то время я просто лежал на кровати с закрытыми глазами и слушал щёлканье «мышки» – Вельхеор снова бороздил просторы интернета. Иногда он недоверчиво хмыкал, бормоча про удивительную способность человечества к самоистреблению, иногда от него доносилось довольное гоготание. Почти провалившись в сон, сквозь густую дремоту я услышал особенно громкий смех и, кажется, кряхтение:
– Надо будет Келю рассказать, он оценит местный фольклор, – радостно заявил Вельхеор и хохотнул.
Любопытство превысило, и я приоткрыл один глаз, чтобы узнать, над чем веселится вампир. На мониторе компа шёл фильм, в котором бледнокожий парень трагичным голосом сообщил девушке, что она увидит, какой он при свете солнца. Затем они очутились на вершине горы, и парень вдруг засветился, как обсыпанная блёстками статуя. Вельхеор заржал по своей, одному ему понятной причине.
Потом меня разбудил чей-то прохладный шёпот в самое ухо: «Двигайся давай», – и требовательный толчок в плечо. Не запомнил, подвинулся ли в итоге, но в следующий раз проснулся я уже в полной темноте. Вокруг было настолько тихо, что я стушевался и робко позвал:
– Вельхео-о-ор?
Вампир не ответил, и я оглянулся, однако ничего в темноте не увидел. На пробу вытянул руку; она не встретила ни стены, ни матраса – ничего. Я сглотнул, медленно осознавая, что для сна ощущения слишком чёткие. Это где я оказался и, главное, как? Сделать шаг было страшно, но оставаться на месте ещё страшнее, поэтому я на пробу ногой пощупал пространство впереди, надеясь найти опору. Шагнул, убедился, что ничего не происходит: тьма подо мной не разверзлась, ступенька не вылезла и вообще всё осталось как прежде.
– Ну и что происходит? – сам у себя спросил я и вздрогнул от собственного голоса. Как-то странно он прозвучал в этом ничего. На всякий случай снова крикнул: – Вельхеор! Если это твоя шутка, то я её уже оценил, можешь вытащить меня отсюда.
Впрочем, надежда, что это всего лишь проделки вампира, пропала очень скоро. Делать было решительно нечего, куда идти – неизвестно, и я просто двинулся вперёд. Я не чувствовал себя уставшим, наоборот, словно отлично выспался и набрался сил. Чтобы заглушить тягостное молчание, начала вслух рассуждать:
– Так, что мы, точнее, я, имею? Это не похоже на сон. По крайней мере, на обычный сон. Раз он необычный, значит, как-то связан с Заком. Может, нужно его позвать? За-а-ак?.. – Я даже остановился, напрягая слух и действительно ожидая услышать ответ. В тёмном ничто не раздавалось даже эха. – Нет? Ну, стоило попробовать. Кого там Вельхеор ещё называл?
Я поочерёдно произнёс все имена друзей Зака и даже его тёти с дядей, но результат оставался прежним. Мной медленно начало овладевать раздражение. Нечто или некто выдернул меня из моего мира, засунул в пространство без ничего и не удосужился хотя бы поговорить! Я остановился, твёрдо решив больше не делать и шага, пока не разберусь в происходящем или пока мне не соизволят ответить. Скрестил руки на груди, нахмурился и прокричал:
– Э-эй, вы! Мне надоело, слышите? Выпустите меня отсюда! Я хочу уйти!
И вдруг прямо передо мной возникла табличка с надписью «выход». От неожиданности я отшатнулся назад. Табличка висела в воздухе, ни к чему не прибитая, и не предпринимала попыток напасть. Я осторожно сделал к ней полушаг.
– Э-э… Это выход? – Не знаю, у кого спрашивал, но один раз помогло, значит, должно получиться и во второй.
Табличка продолжала показывать слово «выход».
– Ла-а-адно, – протянул я, суматошно соображая. Вельхеор рассказывал, что Зак мог попадать в Коридор Судьбы. Возможно, и у меня получится? Я озвучил пожелание. Табличка осталась на месте со всё той же надписью. Это уже злило. – Дурацкая табличка. Отправь меня в Коридор Судьбы.
Неожиданно надпись сменилась: «Подойди».
Честно сказать, я растерялся. Не думал, что выйдет. Табличка… обиделась? Или нужно было по-другому сформулировать запрос? Я храбро шагнул к ней и в ту же секунду почувствовал, что куда-то проваливаюсь. Взмахнул руками, пытаясь ухватиться за что-нибудь, но под ладонями оставалась пустота. Падение было коротким, но болезненный. Второй раз за день шлёпнувшись на копчик, я охнул и поспешно переместился на колени; оглянулся. Самый обычный коридор, в оба конца которого уходили одинаковые двери. Чуть выше и правее висела табличка, сообщающая то, что я и сам понял, – «Коридор Судьбы».
Я встал на ноги, отряхнулся и повёл головой по сторонам, осматривая двери. Абсолютно одинаковые, ничем не отличающиеся. На пробу дёрнул одну за ручку, но та не поддалась. Ага.
Пришлось обратиться к табличке:
– Мне нужен ключ от Великой Библиотеки.
Табличка качнулась и полетела в левый от меня коридор. Я с опаской последовал за ней – мало ли какие сюрпризы могут ожидать впереди. Остановились мы у неприметной дверцы, точно такой же, как и остальные. Я с сомнением взглянул на табличку и уточнил:
– Туда?
Более глупо, чем разговаривая с табличкой, я не чувствовал себя ни разу.
«Да».
Ну что ж, была не была.
Опасливо приоткрыв дверь, я просунул в образовавшийся проём голову и бегло осмотрел комнату. Похожа на детскую. Возле стен стояли стеллажи с куклами, узорчатая мебель расставлена в странном порядке, цветные яркие обои и два светильника в виде глаз сразу привлекли внимание. Неужели в этом несуразном месте действительно кто-то обитал?
Стоило зайти внутрь, как дверь за спиной закрылась. Дёрганье и толкание створки ничего не дали; исчезла и помощница-табличка. Чувство, что меня завели в ловушку, изрядно нервировало. Не зная, что предпринимать дальше и как выбираться, я мялся у порога, когда в недрах комнаты почудилось движение. Там определённо кто-то двигался, и двигался он в мою сторону. Прятаться было поздно, да и особо некуда (разве что попытаться залезть под низкую кровать), так что я затаил дыхание и застыл, превратившись в памятник самому себе.
В круг падающего от светильников света вышел… наверное, всё же ребёнок. Я в замешательстве несколько раз зажмурился, но существо никуда не исчезло. Передо мной на расстоянии трёх шагов стоял абсолютно синий ребёнок, пухлый, маленький, с безразличным лицом и направленным в никуда взглядом. Он будто разглядывал меня, но в то же время не видел. Короткие ручонки повисли вдоль тела, в одной ладони он сжимал куклу в кружевном платьишке и с забавными кудряшками на голове. Я только сейчас заметил, что у ребёнка отсутствовал рот.
– Эм… Привет? – прошептал я, разглядывая малыша. Он смотрел всё тем же пустым взглядом. Что нужно делать? Почему табличка привела меня сюда? Я решил рискнуть: – Прости, что помешал и вошёл без разрешения, но мне очень нужен ключ от Великой Библиотеки. У тебя его случайно нет?
Ребёнок медленно поднял руку и пальцем указал мне в грудь.
– У меня? – Ничего не понимаю. Уверен, что в глаза даже не видел ключ, как его описал Вельхеор. А потом до меня дошло: ключ был у Зака, а я, по словам того же вампира, и есть часть Никерса. Так что же, для этого малыша я Зак? Вот уж попал. Не знаю, кем является синий ребёнок и как он связан с библиотекой, но проверять, расстроится ли он, когда узнает, что ключ потерян, очень не хотелось. Тщательно подбирая слова, я начал: – Видишь ли… Я куда-то положил ключ и теперь не могу его найти…
Надеюсь, это существо не умеет распознавать ложь. Я замер, наблюдая за реакцией ребёнка. Он остался спокоен и всё так же безразличен. Незаметно выдохнув, я предпринял вторую попытку:
– Ты не знаешь, может, есть копия ключа?
Молчаливый малыш снова поднял руку, но на этот раз показал не в мою сторону, а левее. Обзор загораживал шкаф с игрушками, и я бочком, не поворачиваясь к ребёнку спиной, прошёл немного вперёд. Палец синего малыша был направлен на… мой рюкзак! Он стоял на самой нижней полке стеллажа, среди кукол. Я глазам своим не поверил. Забывшись, сделал несколько шагов, и тут же получил в спину сильный удар. Он толкнул меня вперёд, под ноги метнулась крохотная тень в кружевном платье, отчего я споткнулся и потерял опору, начав падать. Выставил руки смягчить падение, но они просто погрузились в пол детской комнаты, и, не встретив сопротивления, я провалился в истёртый по краям ковёр.
Открыв глаза и рывком сев, после секундной паники я узнал свою квартиру. Сердце стучало как безумное. В окно уже светило солнце и с улицы доносился радостный детский визг. Я вцепился в перекрученное в лодыжках одеяло, выпутываясь из плена, и позвал вампира:
– Вельхеор!
Когда одеяло сдалось, я вскочил на ноги и едва со всей силы пяткой не угодил в высунувшегося из-под кровати Вельхеора. Вампир ловким и непостижимым уму образом увернулся.
– Чего разорался?
– А… что ты там делал? – вылупился я на вылезающего вампира. Тот одним плавным движением оказался на ногах, избегая прямых солнечных лучей, щедро падающих на кровать.
– Спал, – коротко ответил он. Какое-то воспоминание на мгновение мелькнуло перед глазами; не воспоминание даже, а почти забытое ощущение, но я не успел его ухватить. – Так что за крик ты тут поднял?
– Кажется, я знаю, где ключ. Тебе понравится.

Глава седьмая


– Случайностей не бывает, есть только неизбежность.
Всего лишь хозяйка магазинчика желаний*


– То есть какой-то синий чувак сказал тебе, что ключ в рюкзаке?
Я кивнул.
– Только он не говорил – у него рта не было.
Вельхеор на поправку не обратил внимания.
– Вот так взял и сказал?
– Да. Ты знаешь, кто это был?
– Понятия не имею. Полагаю, это твоя хвалёная удачливость сработала: попасть в Коридор Судьбы, найти того, кто знает про ключ, и выбраться живым.
– Мне табличка помогала, – зачем-то добавил я. Вампир нехорошо усмехнулся:
– Ты ещё и с табличками разговариваешь. Ага.
Я подозрительно прищурился. Он надо мной смеётся?
– Она сама появилась! И вовсе я не… Ладно, разговаривал. Но это сработало!
– Да ты вообще странный парень…
– Уж не страннее тебя, – пробурчал себе под нос, но Вельхеор конечно же услышал. Заинтригованно поинтересовался:
– Уже хватает смелости наезжать на Высшего вампира? Уважаю. Но не советую.
Я предпочёл с изящностью коровы на льду поменять тему разговора:
– Думаешь, тот малыш соврал?
Вельхеор пофигистично пожал плечами.
– Дракон его знает. Сейчас и проверим. – И он по-хозяйски распахнул дверь районного участка полиции. Я, помедлив секунду, зашёл вслед за ним. Дежурный поднял глаза от книги в руках. Судя по характерной обложке, читал он весьма примитивный детектив.
– Привет! – жизнерадостно поздоровался Вельхеор и облокотился на стойку перед окошком, за которым маячил полицейский. Тот выпрямился на стуле, пряча книгу куда-то вглубь. Я успел определить его звание – лейтенант, прежде чем затаился за спиной вампира. Ещё свежи были воспоминания об ОМОНовцах в квартире и заломленных руках, и угодить за решётку очень не хотелось. – Можешь не вставать. Мы за рюкзаком.
– Каким рюкзаком? – с заминкой отозвался мужчина, пытаясь разглядеть меня. Благо, Вельхеор был чуточку выше, и я чудесно за ним спрятался.
Закутанный в тёмный плащ, наглый и беспринципный вампир сильно напряг лейтенанта, и я даже ему сопереживал. Совсем чуть-чуть. На его месте мне не хотелось бы связываться с подобным типом.
– А вот его. – Вельхеор неприлично ткнул в меня пальцем, тем самым раскрыв идеальную маскировку. Наши с лейтенантом взгляды пересеклись над Вельхеоровым плечом, и на лице дежурного мелькнуло узнавание. Он потянулся к стоящему на столе телефону.
– Но-но! – предупредил вампир. Мужчина застыл, не в силах двинуться или поднять тревогу. Я на всякий случай приглядывал за входом и дверью, ведущей во внутренние помещения. Повезло, что кроме нас и дежурного никого не было. – Так где, ты говоришь, мы можем найти рюкзак?
По выражению лица лейтенанта было видно, что он отчаянно старается преодолеть неожиданный паралич всего тела, однако гипноз Вельхеора сводил попытки на нет. Я уже привык к выходкам вампира и, что самое пугающее, – стал воспринимать их как оправданные действия. Кошмар какой! Гипнотизировать людей и пить их кровь – это ненормально, напомнил я себе, однако и не подумал попросить освободить мужчину.
– В хранилище вещдоков, – монотонно ответил дежурный. Так как совесть всё же немного мучила, я старался не смотреть в его сторону.
– Принеси-ка, а мы здесь подождём. И без фокусов.
Когда мужчина скрылся за дверью, ведущей к кабинетам следователей и хранилищу, одна мысль возникла в моей голове, и я поспешил ею поделиться:
– Слушай, раз я часть Зака, а он вроде как крутой маг, значит, и у меня должны быть какие-то магические способности?
Вампир заинтересованно переспросил:
– А они у тебя есть?
– Так я и спрашиваю! Что у Зака получалось лучше всего?
– Влипать в неприятности, – мгновенно отозвался Вельхеор. М-да, подобное и я умею делать, без всяких магических выкрутасов.
– Ну, а ещё?
– Вообще специализацией Зака была огненная стихия и тончайшие плетения заклинаний. Правда, после того как его разгипнотизировали, он стал опасен скорее не для врагов, а для близстоящих и себя в том числе. Алиска до сих пор обижается за памятное Ледяное Копьё, – чему-то усмехнулся вампир. Я уставился на него, кое-что сообразив.
– Разгипнотизировали? Уж не ты ли постарался?
Вельхеор оскорблённо поднял руки.
– Делать мне было нечего. Гипнозом владеют не только вампиры, но при должном учении даже обычные люди. К тому же, у меня поинтереснее занятия в то время были.
– Это какие? – полюбопытствовал я. Впервые вампир рассказывал о себе.
– Кое от кого убегал, – туманно ответил Вельхеор. Появился шанс отыграться за все полученные от него издевательства, чем я не преминул воспользоваться:
– Я-то думал, Высшие вампиры ни от кого не бегают.
К сожалению, Вельхеор на провокацию не повёлся.
– От кого попало не бегают, а вот от лучшего врага и убийцы включительно приходится. Мне, знаешь ли, крайне дорога моя жизнь, пусть большей частью она однообразно скучна.
Осознав, что вампир не шутит, я оторопел.
– Тебя хотели убить?
– Ха. Не просто убить – этим предположением ты унизил не только клан Миир, но и любого Высшего вампира. Своих врагов мы предпочитаем пытать до тех пор, пока они не взмолятся об избавлении смертью, отрывая по кусочку тела и максимально долго сохраняя им жизнь. – Меня замутило, стоило описываемой картине предстать перед глазами. – Уверен, Кельнмиир придумал для меня нечто более увлекательное.
И, к моему ужасу, на лице Вельхеора появилось довольное выражение. Да у них все Высшие спятили! Хотя, наверное, чем ещё заниматься долгие тысячелетия, кроме как фантазировать о пытках?
Где-то я уже слышал это имя.
– Мне не стоит интересоваться, что такого ты натворил, да?
Вельхеор осклабился и закинул руку мне на плечо. Я скосил глаза на оказавшиеся близко клыки.
– Если настаиваешь… – В шею дыхнуло прохладой, и от этого вниз по позвоночнику устремилась стая мурашек.
– Нет-нет! – спешно перебил я. Ещё более кровавых подробностей мой желудок не выдержит.
Вампир фыркнул:
– Тю, какие мы чувствительные и скучные. На самом деле, между мной и Келем вышло небольшое недопонимание. Потом мы его, конечно, уладили, а настоящий виновник ещё получит подходящее наказание. От меня.
«Небольшое недопонимание»? Настолько небольшое, что один Высший вампир пытался убить другого Высшего, а сделать это, как я понял, очень непросто. Или у вампиров своя, отличная от человеческой мера оценки виновности в преступлениях?
– Где-то я уже слышал это имя…
– Так это ведь… – начал Вельхеор, но его оборвал вернувшийся с моим рюкзаком в руках лейтенант. Вид он имел самый разнесчастный. Я выхватил сумку и торопливо вытряхнул всё содержимое на стоящий в углу крохотный столик в облупившейся краске. Вельхеор возник за спиной и заглядывал через плечо. От его присутствия у меня по загривку уже в который раз побежали мурашки, но я заставил себя сосредоточиться на поисках ключа. На столешницу полетели тетради, один объёмный учебник по ветеринарии, ручки и даже пара леденцов. На всякий случай я перепроверил карманы, однако ключа не нашёл. Синий ребёнок ошибся? Или… Повинуясь интуиции, я пощупал подкладку рюкзака, и в одном месте пальцы наткнулись на нечто твёрдое и тёплое. Сделать дырку, необходимую, чтобы вытащить небольшой предмет, не составило труда, и всего через минуту на моей ладони лежал ключ от Великой Библиотеки.
– Он, – подтвердил Вельхеор.
– И что теперь? – Я рассмотрел ключ. Обычный, с книжечкой на основании.
– А теперь мы возвращаемся домой.
«Домой…» – эхом отзвучало в голове.
Вельхеор подошёл к двери, из-за которой недавно вышел дежурный по участку, и выжидающе посмотрел на меня. Пришлось подчиниться. Пришло осознание, что всё, сейчас я попаду в другой мир и, чёрт возьми, все россказни клыкастого станут реальностью. Там будут вампиры, могущественные Ремесленники, друиды и много кто ещё. Сердце тревожно и предчувствующе защемило, в животе из-за волнения завязался фантомный узел. Я прихватил рюкзак – единственное, что останется от моего мира – и встал рядом с Вельхеором. Глубоко вдохнул и собрался с духом, наверное, на самый безумный поступок в жизни.
– Что делать?
– Вставь ключ в замочную скважину и поверни.
Я выдавил слабую улыбку:
– Читать заклинания и выдёргивать из бороды волосы не надо?
Вельхеор поддержал в своей манере:
– Ты будешь отвратительно смотреться с бородой.
Я сделал, как и велел вампир. Ключ вошёл в паз легко и плавно и с едва слышным щелчком провернулся. Вельхеор ухватился за истёртую не одной сотней рук ручку и потянул на себя. Запоздало я припомнил, что эта дверь открывается в другую сторону, но не успел открыть рот: створка раскрылась и моему взору предстала…
Я подавился воздухом, когда попытался сделать очередной вдох, вытаращил глаза. Передо мной в бесконечность уходили колонны книг; они стояли впереди, слева и справа, достигали потолка. Здесь были тысячи тысяч книг. И все они аккуратно стояли на полках, вольготно сгрудились стопками или небрежно лежали на полу. Великая Библиотека была поистине великой.
Вельхеор мягко втолкнул меня внутрь, зашёл сам и закрыл за нами дверь. Я всё не мог прийти в себя. Это же сколько знаний здесь хранится! Ни в одной стране мира не может существовать подобного места и, подозреваю, ни в одном из миров. Физические границы библиотеки всерьёз сводили с ума.
– Ну и как тебе Великая Библиотека? – Вельхеор спросил таким тоном, будто она являлась его наиважнейшим сокровищем.
– Поразительно, – только и смог выдавить я.
– Только с основного прохода не сходи – заблудишься или сожрёт кто.
Не успел я как следует испугаться, из бокового ответвления вышел старичок с добродушными глазами и мягкой улыбкой. Выглядел он вполне по-человечески.
– Единственный, кто может здесь, как ты выразился, сожрать, это ты, – обратился старик к Вельхеору, потом перевёл взгляд на меня. – Здравствуй, Зак. Меня зовут Велес, я Хранитель библиотеки.
– Ух ты. – Я ещё раз оглядел обычного на вид старика. Кстати об этом. – Это, конечно, глупый вопрос, но ты… вы человек?
– Когда-то был. И давай без «вы», ведь это ты когда-то и предложил мне занять место Хранителя.
– И сколько ты им уже работаешь?
– Сложно сказать. У меня такое чувство, что всю жизнь и немного дольше.
– Кто-нибудь уже вернулся? – Вельхеор бесцеремонно влез в беседу. Я бы, пожалуй, ещё поболтал с Велесом, понравился он мне. Сразу видно воспитанного человека, не то что некоторые нахальные особы.
Вампир и Хранитель синхронно двинулись вдоль книжных рядов, и мне не осталось ничего другого, как плестись за ними.
– Кейтен и Кельнмиир. Мастер Ревел вынужден был ненадолго вернуться в Академию.
Я навострил уши и наклонился к Вельхеору.
– Это тот самый Кельнмиир?
– Ага.
– Который сначала был врагом, а потом стал другом?
– Не, не так. Сначала друг, потом потенциальный убийца, затем снова друг. И несостоявшийся родственник.
– У всех вампиров так всё сложно или только вы отличились? – пожаловался я, окончательно запутавшись в хитросплетениях отношений Вельхеора и таинственного Кельнмиира.
Высший ухмыльнулся:
– Это ты ещё не знаешь, как мы женимся. Там вообще хохма. Надо же чем-то, помимо войны, развлекаться в течение тысячелетий.
Зачем-то я спросил:
– А ты женат?
Вельхеор явственно скривился, как от зубной боли.
– Считай это ошибками молодости. Тебе ещё «посчастливится» с ней познакомиться.
Множественное число слова «ошибка» и упоминание всего одной женщины привело меня в недоумение. Вельхеор оговорился? В груди осел неприятный осадок, и я совершенно точно не собирался думать о его причинах – более насущных проблем хватало.
Велес не вмешивался в разговор, молча показывая дорогу в лабиринте из книг. Без него я не прошёл бы и двух десятков шагов без риска бесповоротно заблудиться. Наверное, Хранитель чувствовал или знал библиотеку как свои пять пальцев, иначе не представляю, как возможно ориентироваться в таком огромном пространстве. Иногда я ловил не себе его взгляды, и было в них любопытство вперемешку с жалостью. Не люблю такое сочетание – от него только хуже становится.
Мы вышли к большому столу в центре неподдающейся исчислению в размерах комнаты, и на нас тут же уставилось три пары глаз. Особенно глазели на меня. В ответ я принялся рассматривать находящихся в помещении людей. Двое из них были… мной. Я вылупился, не веря глазам. Два меня – одинаковых лицом, ростом и возрастом, но совершенно различных по внешнему виду – сидели на противоположных концах стола и так же откровенно разглядывали. Видимо, для них появление ещё одного близнеца не стало такой неожиданностью, как для меня. Тот, что сидел справа, почти сразу потерял интерес к моей персоне и вернулся к прерванному занятию: он и молодой мужчина в красной накидке увлечённо рубились в неизвестную мне игру. Со слов Вельхеора я уже знал, что подобную одежду носили Ремесленники – выпустившиеся из Академии студенты. Судя по раздосадованному лицу молодого Ремесленника – он вчистую продул очередную партию.
– Ещё раз, – потребовал он, собирая разбросанные по столу цветные карточки. В стороне от него заманчиво звякнула стопочка монет.
Одетый с иголочки, как франт, Зак усмехнулся:
– Тебе меня не обыграть, Кейтен, смирись. Я человек-везение. Ты и так мне должен с нашего последнего пари.
Ремесленник недовольно цыкнул:
– Тот раз не считается. Без твоей везучести выиграл бы я.
Зак пожал плечами.
– Уж какой есть. Не я выбирал, кем стать.
– Так будешь играть или нет?
– Буду. Потом не жалуйся, что продул.
Кейтен удовлетворённо хмыкнул и только тут заметил моё присутствие.
– О, привет, Зак. Ты у нас который?
Я не понял вопроса. На выручку, как ни странно, пришёл Вельхеор:
– Он из того мира, который Зак видел в своих снах и откуда слизывал музыку. – Вампир подошёл к играющим, упал на стул и скомандовал: – На троих.
Человек-везение скривил губы в ухмылке:
– Я чертовски везучий парень. Не боишься остаться без денег?
Вельхеор только провокационно оскалился:
– Если бы захотел, я скупил бы всю Империю, так что за меня не переживай.
Меня отвлёк появившийся рядом пухлый парень в жёлтой одежде (как там её Вельхеор называл? ливрея?) с красным капюшоном.
– Ты в порядке? – обеспокоенно спросил он, заглядывая в глаза. Наивное и открытое лицо позволяло читать с него все эмоции. Наверное, это один из друзей оригинального Зака.
– А в этой ситуации можно быть в порядке?
Похоже, мой не очень дружелюбный тон расстроил парня, потому что он сник и опустил голову. Мне мгновенно стало совестно.
– Со мной всё хорошо. Спасибо, что спросил, э-э…
Парень просиял лицом и протянул руку, усиленно тряся мою.
– Наив Викерс. Я друг Зака и, получается, твой тоже.
– Круто. А я Макс.
Наив совершенно искренне улыбнулся.
– Приятно познакомиться, Макс.
Хороший он парень, сразу видно. Значит, остались Чез, Алиса и Невил, так вроде.
– Ты не расскажешь, что тут происходит? Я немного не в курсе, – попросил я. От вампира помощи уже не дождаться, самому не разобраться, а понять ситуацию нужно. Наив поспешно закивал и подтянулся ближе, горячо зашептав в ухо:
– Тот Зак за столом, с которым играют Кейтен и Вельхеор, – это Везунчик. Я его так про себя называю, чтобы как-то различать. Ему фатально везёт во всём. Даже Кейтену не пришлось его искать – он буквально свалился на Везунчика. Правда, его везение не распространяется на других. Везунчик выигрывает в любых спорах, играх и лотереях, представляешь?
Я не представлял.
– Вон там Невезунчик. – Я посмотрел на длинноволосого парня, забравшегося на стул с ногами и обнявшего колени. На коленях штаны порвались, и сквозь две несимметричные дырки проглядывала кожа. Голые руки пестрели давними синяками и порезами. На щеке Невезунчика был криво наклеен розовый пластырь, а левая бровь как-то странно обожжена. Прямо на моих глазах стул под ним подломился, и парень, взметнув руками, свалился на спину. – Ему капитально не везёт. Кельнмиир сказал, что ему пришлось лезть за Невезунчиком в канализацию – тот не заметил открытого люка и провалился, а потом несколько дней ждал помощи.
Невезунчик сел на корточки, издал полный смирения вздох и начал складывать обломки стула в одну кучу. Велес кинулся его отговаривать и усаживать в более устойчивое кресло. М-да, вот же парню не повезло стать таким.
– Вы всё время сидите в библиотеке? – Я повертел головой. – Особо заняться тут, кроме чтения книг, похоже, нечем.
– Везунчик и Невезунчик не могут выйти за её пределы, – виновато пояснил Наив. – Кельнмиир предположил, что это связано с тем, что они не имеют физического тела в нашем мире. Но здесь неплохо. Велес готовит кучу вкусной еды и рассказывает много интересного. Везунчик с Кейтеном пришли три дня назад, Невезунчик – вчера. Мы с ребятами по очереди дежурим в библиотеке, чтобы встречать Зака, – тут парень потупился и неловко поправился: – То есть вас. Всех.
Всё-таки отличный из Наива друг.
Я огляделся, не зная, куда приткнуться. Заметив мою растерянность, Викерс сразу оживился:
– Хочешь есть?
Желудок утвердительно заурчал. Утром кусок в горло не лез от волнения: всё же меня обвиняли в соучастии в убийстве, а Вельхеор вообще жестоко убил трёх человек – и мы всё равно собрались нагло вломиться в полицейский участок за рюкзаком. Сейчас, когда все треволнения остались позади, организм требовал топлива. И желательно чего-то лучше, чем яичница и кружка какао. Я согласно кивнул и сел за стол.
Наив подошёл к Велесу, о чём-то пошушукался, Хранитель покивал, и вдруг прямо из ниоткуда на столешнице возникла еда. Полные тарелки источали такой бесподобный аромат, что я разом забыл вообще обо всём и набросился на блюдо из варёной картошки, политой тонко благоухающим соусом.
– Откуда еда берётся? Ты её телепортируешь? – уплетая за обе щеки, я обратился к Велесу. К нам с Наивом присоединился Невезунчик, в первые же секунды уронивший себе на ногу вилку зубцами вниз. Группа игроков распалась, причём, судя по довольному лицу Везунчика, определить победителя было не сложно. Вельхеор весьма натурально изображал безразличие к проигрышу, вот только я заметил нервно барабанящие пальцы скрещённых на груди рук.
Велес смущённо улыбнулся:
– Я сам её готовлю.
– Да ладно?! – Везунчик отхватил самый большой кусок зажаренной курицы.
– Да. До того, как стать Хранителем библиотеки, я работал поваром в ресторане. Мне нравится готовить, а так как выходить из библиотеки я не могу, то иногда готовлю здесь. В основном, конечно, для Зака и его друзей.
– Велес – лучший повар во всей Империи! – похвалил Наив. Лицо Хранителя засветилось от плохо скрываемой гордости. Я согласно промычал. Еда, приготовленная Велесом, это что-то. Оторваться невозможно.
Мы разговорились. Невезунчик оказался весьма общительны парнем и много шутил про свои несчастья, хотя время от времени у него то палец по нож попадал, то рыбная косточка поперёк горла вставала и приходилось его спасать. Было странно общаться с людьми, точь-в-точь на тебя похожими, но я воспринимал их как отдельные личности, а не как части мифического Зака. Ведь я сам очень даже обособленный индивид. У меня есть тело, имя, желания и чувства. Я не могу считать себя кусочком кого-то ещё. Полагаю, Везунчик и Невезунчик думают так же.
В разгар дружного веселья к нашей компании присоединился вампир с длинными, доходящими до пояса волосами и в похожей на Вельхеорову одежде. Вельхеор первым и поприветствовал новое лицо.
– Снова гуляешь по канализациям? – ухмыльнулся он, откинувшись на стуле. – Как в старые добрые времена.
– Не такие старые, как твои.
– Да мы почти ровесники!
– Что не мешает тебе вести себя по-детски.
– Что за наезды?!
– Вспомни хотя бы, что ты отмочил в последний свой поход в Академию.
Вельхеор беспечно отмахнулся:
– Ничего с этими Ремесленниками не случилось. Ничего такого, что не смогут заживить друиды, по крайней мере.
– Ага. Только два этажа оказались разгромленными подчистую, – пробурчал под нос Кейтен. Выглядел он разнесчастно, словно причинённые вампиром разрушения касались конкретно его. – Скажи, вот зачем тебе понадобилось устраивать драку?
– Я всего лишь хотел поболтать с вашими Ремесленниками. Они первыми на меня напали!
– А ты бы не напал, когда посреди ночи в спальню вламывается Высший вампир и орёт, что всех порешит, если ему не выдадут самого главного? Как ты вообще до этого додумался? У нас теперь студенты боятся из своих комнат выходить!
– Слабаки. – Голос у вампира звучал самодовольно, словно ему ни капли не стыдно. Да так оно и было.
Второй вампир хмыкнул:
– Что ты там про возраст говорил?..
Сопоставив все кусочки пазла, я признал в новом знакомом Кельнмиира. Догадку подтвердил Вельхеор:
– Знакомься, Зак, хотя, судя по твоей вытянувшейся физиономии, ты и сам понял. Это Кельнмиир.
На меня посмотрели кроваво-красными глазами, полными мудрости веков.
– Здравствуй. Как к тебе обращаться?
Я сглотнул внезапно возникший в горле ком. Кельнмиир первым спросил моё имя, тем самым отделяя от Зака.
– Макс.
– Понятно. Рад, что ты добрался до сюда целым – в спасательных операция полагаться на Вельхеора рискованно.
Я припомнил все выходки вампира и совершенно искренне закивал. Вельхеор мгновенно возмутился:
– Ну ты и свинья неблагодарная! Да что бы я ещё хоть раз тебя спас!
Кейтен заржал, Везунчик с Невезунчиком переводили взгляды с меня на вампира, Наив тихонько улыбался, Велес деликатно отвернулся. Вдруг Хранитель поднялся на ноги и извинился, прибавив:
– Прибыла госпожа Итания. Пойду встречу её. – Он поспешил вглубь библиотеки.
Ух ты. Так он, значит, чувствует, когда кто-то появляется в библиотеке. Правда, не иметь возможности покинуть ограниченное место… Не представляю, справился бы я с такой работой или нет.
– Слушайте, а если тебя, – Вельхеор бесцеремонно указал на Везунчика, – и тебя, – палец передвинулся на Невезунчика, – связать вместе и подвесить на верёвке надо рвом, верёвка порвётся или нет?
– Возможно, верёвка порвётся, но они упадут не в воду, а на землю, – первым высказал предположение Кейтен.
– Не порвётся, – непоколебимо заявил Везунчик.
– Не, это только тебя касается. А что насчёт этого парня?
– Их могут спасти! – воскликнул Наив. Даже он включился в предложенную игру.
– Или не спасти, и тогда они утонут.
– Я плавать не умею, – тихо сообщил Невезунчик, спрятав глаза за свесившимися лохмами. В комнате повисло задумчивое молчание. Нарушил его Ремесленник:
– Они могут упасть, но каким-нибудь образом всплыть…
Я фыркнул. Вот они – взрослые, состоявшиеся, сколько-то там сотлетние, а ведут себя как дети.
– Привет, мальчики.
Глубокий чувственный женский голос заставил обернуться и обомлеть. Подобной фигуры не может быть ни у одной женщины моего мира, и все модели меркли перед образом госпожи Итании. Вампирша была облачена в облегающий костюм нежного персикового цвета, который прекрасно передавал восхитительные изгибы и сногшибательные выпуклости. Красивое бледное лицо с виднеющимися клыками давало понять, что хозяйка этого идеального тела прекрасно знает о своей красоте. Не удивлюсь, если выяснится, что за один только благосклонный взгляд Итании мужчины перегрызали друг другу глотки и начинали войны.
– Слюни вытрите, мелкотня, – посоветовал Вельхеор и больно пнул меня в щиколотку. Я взвыл, дёрнулся, ударился коленкой о стол и ненавистно уставился на вампира.
– За что?!
– Вот именно, Вель, дай мальчикам полюбоваться. – И Итания послала игривый воздушный поцелуй нашей чисто мужской компании. Наив покраснел так, что по цвету сравнялся с капюшоном ливреи.
– Самомнения у тебя, конечно, не убавилось.
– И не надейся. Уж кто бы про самомнение болтал.
– Итания, – вмешался в разгорающуюся перепалку Кельнмиир. – Представишь нас?
– Только не испугайте его.
Вампирша повернулась боком, и нашим глазам предстал испуганный мальчишка лет четырёх-пяти. Он жался к ногам женщины, сминая пальцами ткань брючины и пряча половину лица. В видимом глазу набухли слёзы.
– Ну-ну, не плачь, – проворковала вампирша, опускаясь перед ребёнком на колени и проводя пальцами по щекам. – Настоящие мужчины не плачут.
Я со смешанными чувствами наблюдал за развернувшейся картиной. Мальчик всхлипнул раз-другой, утёр кулаком нос и обхватил шею Итании руками, вжался всем телом. Вампирша одну ладонь положила на худенькую спину, похлопывая нежно, самыми пальцами, как делают мамы, успокаивая расстроенного ребёнка. Второй рукой она гладила непослушные разлохмаченные волосы.
– Знаю, тебе страшно, но мы же договорились: ты не будешь бояться, потому что вырастешь храбрым и сильным героем и станешь меня защищать. Так что перестань хныкать.
В глазах защипало, и я отвернулся. Итания с мальчишкой напомнили о родителях, которых я никогда не видел. Зак их тоже не видел. Почему нас бросили? Мы им не нужны? Или мы и вовсе не заслуживаем быть любимыми?
За спиной раздался едва слышимый голос Кельнмиира:
– Жалеешь?
Я обернулся и случайно перехватил обращённый на меня взгляд Вельхеора. Несколько секунд мы смотрели друг другу в глаза, а затем вампир отвернулся и неопределённо дёрнул плечами, промолчав. Кельнмиир стрельнул в мою сторону нечитаемым взглядом. Ой, кажется, вопрос не мне адресовали.
Итания грациозно поднялась, держа ладонь на голове ребёнка, и спросила:
– Кто-нибудь угостит даму выпивкой?

* * *


Несмотря на сложившуюся ситуацию, среди ребят царило веселье. Итания оказалась прекрасным рассказчиком, да и Велес частенько включался в обсуждения, и вдвоём они разогнали даже зачатки грусти. Вампирша не стеснялась пользоваться оказываемым Кейтеном вниманием, и вскоре они вступили в жаркую беседу про непонятный мне автомаг. Точнее, это Ремесленника несло – похоже, то была его любимая тема, а вампирша снисходительно внимала, тонко и обольстительно улыбаясь и протягивая бокал за очередной порцией вина, коим нас снабдил Велес. Причём Итания ни капли не пьянела, хотя у Кейтена уже заметно заплетался язык. Хранитель тоже пригубил немного алкоголя, Невезунчик предсказуемо разлил свою порцию на себя, Везунчик расположился в кресле и задумчиво наблюдал за бликами света в бокале. Наиву предложили сок, а я отказался. Сцена с Итанией и мальчиком разбередила старую рану, и расстроенные чувства не давали беззаботно веселиться. Чтобы не омрачать компанию своей кислой физиономией, я ушёл бродить среди стеллажей.
Пытаясь отвлечься, я сосредоточился на книгах на полках. Надписи на корешках были на совершенно разных языках, иногда там встречались небольшие рисунки, словно списанные со стен пещерных людей. Оформление также отличалось: от кожаной обложки до тонкого просвечивающего пластика. Взяв одну привлёкшую внимание книгу, я с удивлением ощутил пальцами тепло, будто она была живая. Повертев находку, осторожно вернул её на место.
Вынырнув из размышлений, я огляделся по сторонам, стараясь определить направление, откуда пришёл. Вокруг стояли высокие стеллажи, одни заслоняли другие, под каким углом ни посмотри на них. Запоздало вспомнилось предупреждение Вельхеора о нежелательности блуждания в одиночку. Конечно же, я сделал это – умудрился потеряться. Так, отставить панику. Нужно всего лишь повторить свой путь, только в обратную сторону.
Я на пробу вернулся назад по тому проходу, на котором стоял, и, разумеется, уткнулся в развилку. Левый и правый коридоры выглядели идентично, и это была большая, большая проблема. Всё сильнее верилось в слова вампира про неведомое существо, жрущее потеряшек. И вдруг меня озарило: можно же позвать Велеса! Хранитель либо услышит, либо почувствует крик о помощи. Только я открыл рот, как в отдалении послышался голос Кельнмиира:
– До сих пор поверить не могу, что ты за столько времени не проболтался про библиотеку.
– Прости, бро, это была не моя тайна.
«Вельхеор», – опознал я. В сердце почему-то кольнуло.
– «Бро»? – Так и представляю, как Кельнмиир вздёргивает бровь в насмешливом недоумении.
– Не заморачивайся. Нахватался из мира Зака.
Это он про меня что ли? Я затаился, обратившись в слух. Да, подслушивать нехорошо, но раз я всё равно попал в столь щекотливую ситуацию, то лишь выдам себя, когда попытаюсь уйти.
И да, послушать, что обо мне будут говорить двое Высших вампиров, было любопытно.
– Как ты его оцениваешь?
– Пока что самая сильная личность из увиденных. У него твёрдое самосознание. Честно говоря, я удивлён, что он относительно легко согласился уйти со мной.
– Ты применял гипноз?
Внутри всё заледенело. Я вцепился пальцами в полку, поцарапав корешок книги. Раздался тонкий короткий писк. Если Вельхеор подтвердит…
– Только чтобы он начал мне доверять.
– Вельхеор, ты же знаешь, что он… – Кельнмиир замолчал или я не расслышал окончания из-за шума крови в ушах. Сердце билось о рёбра тяжело, словно ему едва хватало сил на новое сокращение. Я уставился в одну точку, не замечая ничего вокруг. О пальцы что-то стукнулось, надавило; на полке ниже нечто шевельнулось, попискивая.
– Без тебя знаю, – отрезал Вельхеор. Выдохнул сквозь зубы. – Так будет лучше.
Кельнмиир хмыкнул:
– Лучше для кого? Прекрати закатывать глаза, что ты как ребёнок. И слепой заметит, что ты слишком о нём печёшься.
– Совершенно не понимаю, о чём ты, – притворно недоумевал Вельхеор. Я будто вживую видел его ехидную ухмылку. – Тебе в канализации, случаем, мозги не переклинило дивным ароматом?
– Вель… – устало-раздражённо протянул Кельнмиир, словно ему надоели выходки товарища. – Поступай, как считаешь нужным, только потом чтобы я не слышал твоих жалоб.
Высший вампир фыркнул:
– Когда это я тебе жаловался?
– Тебе перечислить примеры с самого нашего знакомства или ограничимся последней парой сотен лет?
– Не заливай. Последнюю пару сотен лет ты пытался меня убить.
– И на это ты тоже успел пожаловаться.
– Это были просто мысли слух!
– Угу. Кстати, ты просмотрел все книги в библиотеке?
– Только те, что смог прочитать.
– И не заметил одну небольшую брошюрку, описывающую те события в пещере?
Вельхеор задумался и уточнил:
Те самые?
– Да. Кто-то всё видел и записал.
– Ну и что?
– Этой книги не должно существовать, и ты сам знаешь, почему.
Вельхеор присвистнул:
– Как собираешься это провернуть? Хранитель тут же узнает, если с книгой что-то произойдёт. Да и не уверен, что получится её уничтожить в самой библиотеке.
– А вот для этого мне нужен ты.
Неожиданно по пальцам мазнула боль, и я дёрнулся, возвращаясь к реальности. Прижал руку к себе, вгляделся в начавшие кровоточить царапины, как от пореза бумагой. Писк повторился, тот самый, что уже слышался раньше. Я опустил взгляд ниже. На полке стояла распахнутая книга и воинственно шелестела страницами. Похоже, она меня и порезала. Прислушавшись, я определил, что писк исходил от этой книги – она будто привлекала внимание или ругалась. Настороженно я наклонился к ней, вчитываясь в текст на раскрытых страницах. Язык был мне незнаком, но попытавшись оторвать взгляд, я понял, что не могу этого сделать. Мир качнулся, а строки мелкого текста будто наплыли, скачком стали ближе. А потом секунда – и меня затянуло прямо внутрь книги.

---------------------
* Юко Ихитара, ×××HOLiC

@темы: Алекс Кош, Фанфикшен